История про в ванной крутые засветы, когда сестра не одета

Невозможно было даже себе представить, как страдала моя шестнадцатилетняя сестра Ирка из -за одной, по моему брата мнению мелочи, сидя в ванной и эти ванные засветы сестры в ванной надо было видеть. Плакала даже сестра сидя в ванной, из-за этой мелочи.

Так получилось что мне, лет с двенадцати, пришлось периодически кочевать по родственникам, поскольку родителей у меня не было. И вот почти в четырнадцать лет я бросил якорь у своей двоюродной тети. И Ирка соответственно, была моей троюродной сестрицей.

в ванной крутые засветы

Внимания на меня малолетку, сестрица почти не обращала, у нее сестры своих забот девчачьих было полно. Да и на личном фронте дела у сестры не складывались. И не складывались, как сестра считала, из-за ее маленьких титек.

Я сам слышал, как сестра Ирка поругалась со своим парнем и тот в сердцах, ее плоскодонкой обозвал, добивая сестрицу мою окончательно. И начала моя сестра Ирка страдать. Ревела бесконечно, сопли размазывала и я стал побаиваться, что сотворит сестра что то с собой из-за титек ее маленьких.

И потому когда сестра Ирка надолго исчезла в ванной, я не выдержал. Сестру надо было спасать. Даже если она старше и даже если она в ванной. Мужика у них в доме не было и потому защелки в ванной не было тоже. И я решился наведать сестру свою прямо в ванной. Рванул дверь в ванную и завалил к ней.

Сидит моя сестра в ванной и горько рыдает. Даже жалко мне брату, сестрицу свою в ванной сидящую стало хотя засветы сестры в ванной брату реально видеть не положено. А она дура сестра развопилась вдруг, титьки свои маленькие ладошками прикрывая. Ты чего – кричит — совсем с ума сошел. Лезешь, когда сестра в ванной сидит.

Я рожу невинную скорчил и принялся сестру свою успокаивать. Извини – говорю – пожалуйста, Ирка, но ты такая красивая, что я просто не выдержал. Я только чуть-чуть на на ванные засветы посмотрю и все. Просто таких красивых как ты, еще не видел никогда.

Глаза у сестры стали как тарелки на кухне. Растерялась сестра от наглости такой, да и от комплимента моего неожиданного. Какой же девке не понравится, если ее самой красивой называют.

Я хотя и малолетка четырнадцатилетний был, но опыт кое какой общения со слабым полом уже имел — спасибо родственнице одной дальней. Она меня взрослой жизни еще после тринадцати лет обучала. И как женщинам удовольствие доставить, тоже рассказала и показала.

Вот я и приступил в ванной к работе. Особенно, говорю сестре, мне, твои титьки нравятся. Я бы на них день и ночь смотрел. Любовался бы. Ни у кого таких, не видел.

Там где я раньше жил, сосед был вечно пьяный. Так он тоже мне вечно про баб рассказывал. Много чего рассказывал. Я его науку на сестре в ванной испытать решил.

Знаешь сестра, что мужики взрослые про титьки женские говорят. Говорят, что самые красивые титьки и самые лучшие, это те которые у мужика во рту помещаются. Во как… А у тебя, как раз такие. Значит, самые красивые.

А когда твой жених придет прощения просить, ты – говорю — сестра его не прощай сразу. Пускай на коленях прощения просит. И не позволяй трогать себя за титьки никому. Помучай сначала. Поняла?

Не поверила мне брату, сестра тогда в ванной. Иди – кричит — отсюда трепло. Издеваешься надо мной только. Мне, плоскодонке и без тебя тошно. Вот так вот… Я и ушел… Обиделся на сестру и ушел.

Сестра сама пришла вечером на следующий день. Как мышка тихонько вошла, только я вид сделал что сестру не замечаю.

Прости — говорит мне сестра — что не поверила я тебе. Он — жених мой, действительно пришел. И прощения просил у меня. Даже на колени встал. И он тоже сказал, что у меня титьки самые красивые, а я тебе не верила. Вот…

А мне то какое дело до этого — думал я. Сказал так сказал, не холодно мне от этого, не жарко.

И еще — продолжала ныть сестра. Я никому себя теперь трогать за титьки не позволяю. Даже ему. И вообще, себя трогать не позволяю. Как ты учил меня.

Во пристала сестра. Какое мне дело до того, позволяет она себя кому то трогать или нет.

Но сестра не унималась. Никому-никому не позволю — говорит  — себя трогать, кроме тебя. Только ты, можешь трогать меня сколько захочешь. И не только за титьки и не только в ванной. Потому как ты брат настоящий друг и мужчина самый лучший. И залилась краской.

Я застыл как парализованный. Так это же совсем другой разговор… Никому-никому, кроме меня. Так я ж — за всегда готов.

И я сестру потрогал. И не только за маленькие титьки потрогал. И что интересно, прав был сосед мужик — титьки сестры во рту у меня как раз хорошо помещались. А вкусные, какие были — передать даже невозможно. И комплексы у сестры моей исчезли по поводу титек маленьких и реветь сестра совсем перестала.

А в ванну сестра меня, сама звала теперь, когда тетки дома не было. Спинку потереть, ну и титьки потрогать. И не только их. Но не более того… Вернее, думаю, что можно было бы и больше получить, но сестра же все-таки. Нельзя черту было переходить.

Засветы парня большого, полезны

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.