Женщины, по жизни  народ коварный и мстительный, а потому в рабстве у женщин может оказаться каждый мужчина, парень подросток или даже мальчик, по своей или не по своей воле.

Но, в неполных четырнадцать лет, я мальчик подросток еще плохо знал женщин и совсем мало знал про женское коварство и женскую хитрость, а  потому женщин мало праздновал и чувствовал себя героем и настоящим мужиком, которому до женщин, дела нет никакого.

В рабстве у женщин

 

Таким героем, мальчик подросток стал конечно же не сразу. Просто, рано мальчик остался без родителей и единственным человеком который решился заняться воспитанием мальчика подростка, была взрослая тридцати-четырехлетняя женщина Алиса Ивановна, бывшая жена моего дяди.

Дядя мой, нашел себе молодую и слинял, а его место занял я, мальчик подросток, когда тетя Алиса стала моей опекуншей, о чем вскоре сильно пожалела. Ведь мальчик, рос неуправляемым и в свои неполных четырнадцать я начал выпивать, курить и вообще, чудить — не предполагая что совсем скоро, окажусь в рабстве у женщин и жизнь уже медом мальчику негодяю, казаться не будет.

А оказался я мальчик подросток, в рабстве у женщин вскоре после того, как к нам приехала младшая сестра Алисы Ивановны, коварная, хитрая и строгая тридцатилетняя, тоже одинокая взрослая женщина, тетя Наташа.

В рабстве у женщин

Женщины посидели вечерок за столом, выпили по пару рюмочек, поделились своими бедами и видимо разработали какой то коварный план, насчет дальнейшей судьбы мальчика негодяя и методов его воспитания. Но, сам мальчик негодяй об этом не думал и продолжал не по детски бузить, женщинам грубить, о чем совсем скоро пожалел, оказавшись в самом настоящем рабстве у этих коварных женщин.

Однажды, познакомившись с крутыми пацанами постарше, я желая показать себя взрослым и крутым напился с ними до чертиков и совсем не помнил, как попал домой и когда — и это было началом конца крутого парня и начала моей жизни в рабстве у строгих, хитрых и коварных женщин.

А ну, вставай негодяй — разбудил меня сердитый женский голос ни, свет — ни, заря.

Чего это женщины, совсем охренели, что ли??? — подумал я и перевернулся на другой бок спать дальше. Но, поспать с похмелья подольше, мне не удалось.

Я кому сказала, вставай — рявкнула тетя Наташа и подняла меня с кровати за ухо.

Да вы что, с ума сошли что ли — больно же!!! — завопил я.

Это, еще не больно, паразит. Больно, тебе еще будет — продолжала издеваться женщина и отпустив мое ухо, ткнула мне под нос какую то тряпку. — Знаешь, что это такое???

Ну, трусы женские — присмотревшись к тряпке пробормотал я. И что???

А знаешь, почему они порванные??? — снова ткнула мне под нос эту тряпку, тетя Наташа.

Неееа — удивился я.

Да потому, что ты их гад такой, порвал когда с меня сорвать пытался…

У меня, вмиг остановилось сердце. С чего бы это я пацан, пытался сорвать с женщины взрослой трусы.

А это, видишь??? — снова порадовала меня женщина, бесстыдно заголив бедро до пояса. Трусов, на ней не было, зато на белоснежном женском бедре, отчетливо просматривались синяки.

Ну, вижу — пробормотал я, стараясь понять, отчего это взрослая женщина, так бесстыдно перед пацаном заголилась.

И это, тоже твоя работа, извращенец. Ты же, вечером на меня напал и изнасиловать пытался. Или не помнишь уже ничего??? —  сволочь такая.

Я, действительно ничего не помнил про вчерашний вечер и потому, лишь хлопал глазами, пытаясь понять, шутит женщина или нет.

Но, женщина не шутила… Собирайся, маньяк… Сдадим мы с Алисой тебя сейчас, куда следует — пускай там, милиция твоим воспитанием занимается.

Это писец — мелькнула мысль… Старшие, крутые кореша мне как то рассказывали, что там на зоне за такое, из пацанов женщин делают и кукарекать заставляют и такая перспектива меня, крутого еще вчера парня, явно не устраивала.

Тетенька Наташа — завопил я… Не надо меня никуда водить… Я буду хорошим мальчиком и женщин слушаться, тоже буду, всегда…

Ну, уж нет — рявкнула женщина. Маньякам и извращенцам, место за решеткой.

Я заревел было, но тут вмешалась моя опекунша, Алиса Ивановна…

А может правда, дадим мальчику шанс, а Наташка??? Попробуем сами, без милиции — из негодяя, человека сделать и мужчину.

Сомневаюсь, я однако — возмутилась тетя Наташа… Разве же, из такого дерьма, можно человека сделать. Хотя, если ты Алиска настаиваешь, то давай попробуем. Но, на наших условиях…

Выбор, у меня был небольшой и я согласен вроде был на любые условия. Но, то что меня ожидало в дальнейшем, было действительно похоже на самое настоящее рабство.

Снимай трусы!!! — скомандовала тетя Наташа не терпящим возражения голосом…

Заааччччем??? — пропищал я, холодея от ужаса.

Скоро узнаешь, зачем — усмехнулась женщина и резко дернула трусы мои, в самый низ. Мне, осталось только с ноги на ногу переступить, что бы от трусов освободиться и предстать перед женщинами в голом виде.

Пошли с нами — скомандовала женщина и потащила голого уже парня, за ухо на веранду, что бы огласить свой, женский приговор негодяю.

Я, не был совсем уж маленьким мальчиком и от стыда, у меня встал не по детски небольшой предмет моей мужской гордости, который я, пытался было прикрыть ладошками от любопытных женских глаз.

Вообщем, слушай сюда, извращенец — огласила приговор тетя Наташа, усевшись с сестрой на диванчике на веранде и поставив меня перед собой голого по стойке смирно. Теперь, у тебя начнется совсем другая жизнь и мы с Алисой, даем тебе гаду, испытательный срок, пока каникулы у тебя.

Будешь сидеть дома под домашним арестом, соблюдать строгий режим и выполнять все то, что мы тебе будем приказывать. За малейшее непослушание или кривое слово, будем пороть как Сидорову козу — понял.

Понял — содрогаясь от ужаса и стыда, кивнул я, понимая уже, что оказался в самом настоящем рабстве у женщин и что в рабстве этом у женщин мне, голому парню, придется несладко.

А трусы, тетя Наташа, можно надеть??? — сделал я тщетную попытку смягчить свою участь.

Да, сейчас —  возмутилась женщина. Трусы, это те же штаны, только поменьше и штаны, мужчины носят… Вот станешь мужчиной и трусы получишь, а пока что, голым ходить будешь дома и во дворе, что бы задница твоя всегда для порки доступна была и что бы, стыдно тебе паразиту, было…

После этих слов, до меня точно дошло, что я в рабстве у женщин оказался. Ведь, только мужчины рабы, перед женщинами голыми ходили, в далекие времена. Ну, а с теми кто у них в рабстве оказывался, женщины делали что хотели и пороли рабов тоже, когда хотели.

Или, может ты с чем то не согласен??? А парень??? Усмехнулась тетя Наташа — покосившись на мое, колом торчавшее пониже живота у нее перед носом, девяти-сантиметровое мужское достоинство

Согласен — пролепетал я, вытянувшись перед женщинами по стойке смирно и пустив по щеке, скупую мужскую слезу. Со всем, согласен…

Ну, раз согласен, то иди и принеси нам свой широкий кожаный ремень — нехорошо как то улыбнулась женщина. Пороть, тебя негодяя сейчас будем, что бы жизнь медом больше не казалась.

087  В рабстве у женщин

 

Да она, мне и так медом уже не кажется — думал я шлепая голышом в комнату, за ремнем. Какой уж тут мед, когда ты голым в рабстве у женщин оказался и женщины тебя,  сейчас душевно пороть будут по голой заднице. Никаким медом, в рабстве у женщин и не пахнет. А вот поркой, ремнем и матриархатом — пахнет таки уже здорово и запах этот, голенького раба похоже, будет преследовать еще долгое время.

http://shefemale.ru/wp-content/uploads/2016/07/087.jpghttp://shefemale.ru/wp-content/uploads/2016/07/087-150x150.jpgBadboyВиват матриархатженщины,истории,матриархатЖенщины, по жизни  народ коварный и мстительный, а потому в рабстве у женщин может оказаться каждый мужчина, парень подросток или даже мальчик, по своей или не по своей воле. Но, в неполных четырнадцать лет, я мальчик подросток еще плохо знал женщин и совсем мало знал про женское коварство и женскую...