Жуткая история про позорные пытки и засветы на допросе

Жуткие истории про позорные пытки и такие же позорные засветы пленниц и пленников на допросах, знакомы всем с детства и тема такая, почему то волнует многих — возможно потому что почти запретная… А запретный плод, всегда сладок …

Когда то, еще в советские времена и я был подростком и играли мы мальчишки с девчонками в разные недетские игры. Но иногда, такие игры переходили грань дозволенного и становились уже совсем не детскими.

пытки и засветы на допросе

Играли мы мальчишки с девчонками в игры, как я уже писал, разные. После войны еще не так много времени прошло и потому наверное невозможно даже поверить, играли мы и в войну и в партизан даже. Особенно нравилось нам мальчишкам подросткам, ловить девчонок партизанок и позорно пытать их. Но все это по детски. Хотя засветы пленниц на допросах часто выглядели по взрослому.

Щекотали девчонок, лапали как бы случайно иногда, во время таких позорных пыток. Девчонки пищали, но и им и нам мальчишкам, это пытки и засветы на допросе, нравилось.

Но, однажды разразился скандал большой. Какая то группа мальчишек и девчонок, организовала особое братство и они стали играть в партизан уже не по детски. Разделились пополам и одна часть была как бы гестаповцами, а вторая партизанами.

И  видимо под впечатлениями от молодогвардейцев героев, те подростки, которые были гестаповцами, стали пытать партизан и партизанок уже не по детски. С раздеванием, связыванием засветами на допросах и избиениями. Менялись конечно ролями, что бы не обидно было и хранили тайну.

Но, скандал разразился все-равно, когда мама одной из девчонок увидела свою дочь раздетой. Та была вся в синяках и пришлось ей маме объяснять что и как.

Тут то все и выяснилось. Газеты даже некоторые рискнули описать, каким унижениям и пыткам подвергали подростки мальчишки и девчонки друг друга. И хотя, те пытались объяснить взрослым, что так они проверяли силу своего духа, это конечно не помогло. Многих тогда наказали, а что было с подростками дальше, я даже не знаю.

Но вот что странно… У меня сложилось впечатление тогда, что и мальчишкам и девчонкам даже, такие не детские игры нравились, не смотря на боль и унижение. Мне кажется, что лучше бы они В другие, нормальные игры играли. Вот

Если мы, совершим путешествие в прошлое, то обнаружим что недетские игры в партизан и прочие безобразия среди молодежи, это не выдумка, а реальность и мы пионеры в детстве тоже играли в такие игры в партизан и издевательства, хотя и без каких то чрезмерных крайностей.

Война по меркам планеты, закончилась в те времена еще не так давно и все мы со школьной скамьи были наслышаны о том, как пытали партизан и подпольщиков парней и девушек в застенках гестапо и как издевались над ними там,отнимая перед издевательствами одежду и оставляя героев в чем мать родила перед палачами.

Все это безобразие, как то волновало молодежь и каждый задумывался над тем, смог бы он сам перенести пытки такие и издевательства и не выдать фашистам важные сведение и своих товарищей. Но, понять этого мы не могли, до те пор, пока сами не испытали бы на собственной шкуре все эти ужасы.

И конечно же, мы играли в партизан и в войну, разделяясь на наших и не наших. И даже, как то в газетах писали о том что уже в семидесятых годах школьники устроили своеобразные  застенки, где издевались и над типа партизанами ровесниками и даже их пытали , предварительно отбирая одежду.  Шуму было много когда все это всплыло, а сами участники партизаны, которые играли в эти игры, объясняли тогда, что хотели быть похожими на молодогвардейцев подпольщиков, над которыми примерно так же издевались.

И мы помню, решили тоже поиграть в такие игры в партизан и издевательства с товарищем и с тремя ровесницами, когда нам лет по двенадцать было. Благо, у нас там и балки и пустыри и катакомбы даже имелись. Играй в партизан, сколько хочешь и во что хочешь.

Разделились на партизан и на фашистов и мы с товарищем, как пацаны были партизанами, а подруги должны были нас изловить и издеваться, что бы узнать где мы спрятали наше знамя и конечно же пароль. Обговорили конечно же условия предварительно. Допрашивать можно было без фанатизма, издеваться тоже в меру и лишать одежды что бы не полностью, а до половины примерно. Ну что бы все прилично как бы было. Игра, есть игра.

Ловили нас подружки долго и изловили лишь меня одного к сожалению, навалившись кучей когда я подскользнулся на траве. А изловив, потащили меня в укромный уголок на полянку глубоко в кустах, где привязали к дереву, предварительно завязав как положено глаза, перед тем как позорно пытать пленника.

Допросы и позорные пытки в игре в партизан поначалу были прикольными.  Дергали меня за уши, пользуясь тем что я даже не видел кто из них это делает, щелбаны давали, щипали и в итоге притомились, ничего не добившись.

И тут, игра в партизан приняла другой оборот, когда наиболее продвинутая и развитая Галка, решила поиграть круче — сначала начать у партизана отнимать одежду, а затем уже приступить к издевательствам. Я — говорит — знаю что делать надо и как выпытать то что нам нужно. А после этих слов, пошепталась с подружками, выдержала паузу небольшую, предложив мне расколоться и когда я отказался, рывком сдернула с меня шорты в самый низ. Засвет на допросе получился крутым и позорным… Я даже с ноги на ногу переступил как то от неожиданности, освободившись от них полностью и остался перед ровесницами в одной короткой футболке.

В тот день, под шортами на мне ничего больше не было, поскольку трусы в стирку мама бросила, а шорты мне их успешно заменяли. Но, не в данной ситуации. Слишком короткой оказалась футболка для того, что бы прикрывать тот предмет, который меня  от девчонок отличал и к тому же, я с ужасом почувствовал что он у меня шевелится после засвета, прямо на глазах у этих жаб зеленых.

Они даже завизжали от неожиданности, а затем когда он уже шевелиться перестал, видимо удовлетворив свое любопытство и насладившись зрелищем необычным сполна, затихли и снова хихикая зашептались, решая что дальше со мной делать.

Ну что, будешь говорить??? — спросила хмыкнув, зараза Галка, которая полностью взяла ход игры под свой контроль. Если не будешь, то мы позорно пытать тебя будем и тебе сейчас кое что открутим.

Я, только всхлипнул и начал требовать, что бы меня одели и развязали. Играть дальше в партизан, мне уже не хотелось, а хотелось больше всего натянуть шорты обратно и сходить по маленькому, спрятавшись от бесстыжих мерзких подружек, которым игра в позорные пытки явно начинала нравиться.

Открутить они мне ничего не открутили, но начали щекотать, задрав футболку повыше, видимо для того, что бы рассмотреть засвет на допросе пленника, получше. И понятное дело, что рассмотрели они его как следует, поскольку он зараза, маячил у на виду как памятник нерукотворный.

А затем, случилось непоправимое. Щекотка сделала свое черное дело и поскольку я давно хотел уже сходить по маленькому, то от этой щекотки просто , пустил из торчащего носиком вверх краника мощную струю, на глазах у ошеломленных у моих мучительниц.

И снова они завизжали от неожиданности, но быстро затихли, наблюдая видимо за струей которую пустил партизан и тем местом, откуда она фонтанировала — остановиться я уже не мог, а с завязанными глазами реакции не видел, но уверен, что физиономии у них были в тот момент, еще те. Сомневаюсь, что им когда то такой крутой засвет пленника на допросе видеть раньше приходилось и в то, что ровесник  партизан перед ними практически лужу напустил, тоже похоже лягушек впечатлило.

Естественно, что опозорившись перед всеми на допросе я разревелся и меня, тут же развязали, понимая что игра в партизан на сегодня закончилась. Развязали и даже сами заботливо надели на меня шорты, сдернув с моих глаз повязку наконец то. Я стоял ревел, размазывая сопли и слезы и тут же, не отходя от кассы, стал просить жаб зеленых никому не рассказывать о моем позорном засвете на допросе и о том, как мы с ними играли в пытки.

Я уверен, что они согласились бы, но снова вмешалась Галка… Мы — говорит — не расскажем никому о том, что ты пыток не выдержал и лужу напустил, если будешь с нами в партизан и дальше играть.

пытки и засветы

И что мне оставалось делать — попыхтев для приличия и понимая что мне всего этого не избежать, я вынужден был согласиться, пообещал что завтра сам приду на это же место в пытки играть, а затем побежал домой, переживать свой позор.

Ну, а на следующий день как и обещал, с утра предстал перед фашистюгами, понурив голову и стараясь не смотреть им в глаза. А когда Галка потянулась к моим шортам, что бы с меня снова как вчера их стянуть, покорно стащил их сам вместе с трусами что бы засвет пленника был полным — футболку я даже надевать не стал почему то и лишь когда шорты стащил и остался без ничего перед мучительницами, с ужасом понял почему…

Стыдно признаться в этом, но мне очень хотелось как и вчера оказаться, в чем мать родила. Хотелось, что бы они на меня смотрели и даже издевались надо мной в таком именно виде виде. Все это было стыдно и странно, но дело обстояло именно так и главное что бы они не разболтали всем и о том как я перед ними опозорился, тоже.

Жабы оказались порядочными и не разболтали о моем позоре, только мы после все лето играли с ними в партизан, уже без моего товарища и они снова и снова меня ловили и тащили в штаб на пытки и допрос, начиная естественно с шорт, лишая меня штанов, что бы я на допросе перед ними как партизан выглядел настоящий. Они ловили какой то свой кайф от  всего этого, а я свой непонятный и все при этом были довольны и игрой в пытки и жизнью.

И только позже значительно я понял, почему многие соглашались добровольно играть в такие игры в партизан. Игра такая, провоцировала выброс адреналина и появлялось чувство опьянения как от спиртного. После чего, хотелось испытать это чувство еще и еще раз. Тоже самое кстати примерно, происходило и с подружками, которые часто тоже хотели оказаться в таком же виде. Вот к чему приводят такие, вроде невинные на первый взгляд игры в пытки и в партизан и позорные засветы пленников на допросах .

Бесстыжие женские засветы

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.